Интервью с Червинской А.В. – экспертом в области управляемой галотерапии

В марте 2016 г. нам удалось встретиться с Алиной Вячеславовной Червинской. Ей были заданы вопросы, волнующие многих людей, которые слышали о галотерапии и лечении в соляных пещерах. Чтобы вам не пришлось искать ответы на вопросы и получать их от 3-х лиц, которые к тому же могут быть некомпетентны, мы задали их эксперту.

Немного информации о нашем собеседнике:

  • Доктор медицинских наук;
  • Профессор кафедры медицинской реабилитации, лечебной физкультуры, физиотерапии и курортологии ФГБУДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ
  • Более 20 лет работает в области профилактической и реабилитационной медицины, пульмонологии и физиотерапии.
  • Является экспертом в области галоаэрозольной терапии.
  • Разработала метод Управляемой Галотерапии.
  • Приоритетами её научных исследований и медицинской практики является использование природных методов лечения в современной медицине и реабилитации.

— Алина Вячеславовна, уместно ли считать посещение любой соляной пещеры как прохождение сеанса галотерапии?

— Можно ответить очень просто: конечно нельзя. Потому что соляные комнаты сами по себе могут очень отличаться как по дизайну, так и собственно по той лечебной атмосфере, которая там моделируется. И только посещение тех комнат, которые оснащены правильным оборудованием, с помощью которого поддерживают правильный микроклимат, можно назвать процедурой галотерапии.

Существует несколько разновидностей соляных комнат. Самые безопасные, но и не приносящие пользы, – это те комнаты, которые покрыты либо соляными блоками, либо имеют напыление соляной штукатурки. Чаще встречаются кирпичи или блоки. Сейчас стала в моду входить гималайская соль. Несколько лет назад кроме белой соли (галита) был еще сильвинит – это соль, которая содержит хлорид калия (KCl). Собственно, это комнаты, в которых нет атмосферы сухого аэрозоля, потому что стены сами продуцировать аэрозоль не в состоянии. И никакие «частички» соли с них слетать не могут, хотя некоторые владельцы и строители таких комнат уверяют в обратном.

На самом деле существует четкое описание этого микроклимата, действующего лечебного фактора, который является основным в методе галотерапии. Это сухой аэрозоль хлорида натрия с определенной крупностью частиц. То есть размер частиц, того, что медики называют респирабельной фракцией, в основном от 1 до 5 микрон. И именно они наиболее эффективно действуют в дыхательных путях. Только те аппараты, которые создают аэрозоль с этим размером частиц и поддерживают должную лечебную концентрацию, будут помогать.

— Это так называемая управляемая галотерапия?

— Да. Управляемая галотерапия – это наиболее совершенная из разновидностей галотерапии. Существуют аппараты, которые производят сухой солевой аэрозоль, но он не контролируется по своему уровню, то есть по концентрации. На самом деле аэрозольная среда очень восприимчивая и нежная, она быстро может меняться. Например, сегодня сидит два человека, завтра три, сегодня – дети, завтра – взрослые, и уже может создаваться другая концентрация. Именно поэтому мы говорим об управляемой галотерапии, когда существует аппарат, имеющий соединение со специальным сенсором, который контролирует уровень концентрации аэрозоля.

Задается определенная концентрация аэрозоля хлорида натрия и по принципу «обратная связь» датчик считывает, когда набирается уровень, он отключает аппарат. Аппарат может включаться несколько раз, а может всего два раза. Зависит от того, какую мы задали концентрацию и как себя сегодня ведет атмосфера. И от температуры, и от влажности, и от количества людей уровень концентрации может меняться. Именно поэтому мы говорим об управлении аэрозольной средой. Здесь также важно поддержание постоянства аэрозольной среды. Так как оно является благоприятным фактором для работы дыхательных путей.

— В естественных соляных пещерах наблюдается постоянная аэрозольная среда?

— В пещерах постоянный уровень концентрации аэрозоля, и там мы не можем его менять. Но в методе управляемой галотерапии с помощью оборудования можно изменять концентрацию в определенных диапазонах, естественно. Этот метод развивается уже более 25 лет, и с опытом нам стало понятно, что для различных состояний человека могут требоваться разные концентрации аэрозоля: для лечения различных заболеваний, для детей и взрослых, пожилых людей и лиц с сопутствующей сердечно-сосудистой патологией. У нас разработаны основные диапазоны уровней концентрации, которые прописаны в методических рекомендациях.

За годы исследований, благодаря опыту, наблюдению за разными группами пациентов стало понятно, что различные заболевания требуют различных подходов в лечении. В пещерах это, как правило, длительное пребывание: сначала проходит адаптация, потом длительный курс, он может быть до месяца. В соляную комнату мы не можем запустить человека на 12 часов, то есть мы ограничены по времени, и это называется уже физиотерапевтическая процедура. Поэтому разработаны диапазоны по времени и кратность, количество посещений в году. Весь накопленный опыт именно мы назвали методом управляемой галотерапией.

Если говорить о самих стенах, то они могут быть сделаны из различного материала. Главное – это аэрозольная среда.

— Этот метод обеспечивают на данный момент только аппараты компании «Аэромед»?

— Аппараты с обратной связью действительно выпускает только «Аэромед». Устройства остальных производителей не контролируют концентрацию аэрозоля. То есть они пытаются работу аппарата подстроить под определенное помещение. Но, как мы выяснили, аэрозольная среда очень изменчива. Соль – это не просто естественный природный фактор, но и физический. Использование природного фактора с определенными параметрами мы применяем в методе управляемой галотерапии. И аппараты «Аэромед» (мы их называем «Галокомплекс») – целый комплекс, где контролируется подача аэрозоля, есть сенсор, который контролирует концентрацию, поддерживается температура, влажность – это все нужно для создания правильной аэрозольной среды.

Если говорить о самих стенах, то они могут быть сделаны из различного материала. Главное – это аэрозольная среда. Мало того, наши аппараты устанавливались в детских садах и школах, где существуют комнаты без солевого покрытия. Поскольку, когда работаем с детьми, на них мало влияет та атмосфера, которая пришла из спелеолечебниц, то есть желание сымитировать ту же обстановку. На самом деле это совершенно не обязательный фактор. Есть галогенератор, контроль температуры и влажность, и этого достаточно.

Часто во время процедур используют какие-то дополнительные воздействия: включают спокойную музыку или записи звуков природы (журчание воды, шум ветра, плеск волн) для дополнительного психоэмоционального воздействия. А также приглушают свет или меняют цвет освещения. Здесь все зависит от того, кто будет применять этот метод, насколько он должен быть утилитарным или, наоборот, воздействующим еще и на психоэмоциональное состояние.

— Почему, на Ваш взгляд, врачи в клиниках часто умалчивают о данной методике и порой предвзято к ней относятся?

— Метод галотерапии хорошо известен. Это официальный метод физиотерапии, который входит в национальное руководство по физиотерапии и Реабилитации (прим. «Физиотерапия. Национальное руководство», 2014, под ред. Г. Н. Пономаренко). Там используется термин «галоаэрозольная терапия», который включает в себя два метода: галотерапию и галоингаляционную терапию.

Существует целый ряд нелекарственных методов лечения. И физиотерапия как раз один из них. Классические врачи — кардиологи, пульмонологи, отоларингологи, дерматологи — последние годы очень мало внимания уделяют немедикаментозным методам лечения. Потому что есть масса эффективных таблеток, лекарств, которые действуют быстро, не нужно трудиться ни пациенту, ни врачу. Назначается препарат, и эффект наступает уже через два-три дня. Но там побочные эффекты, рецидивы возникают и т. д.

…многие специалисты интересуются галотерапией, изучают и применяют на практике. В стране собираются конгрессы, проходят семинары и конференции, на тему галотерапии написаны несколько диссертаций.

Важно отметить, что в России традиционные немедикаментозные методы довольно хорошо развивались. 30 лет назад у нас был разработан метод лечебного голодания, различного рода светолечение, цветолечение, потом появилась галотерапия.

Я – классический пульмонолог, у меня так складывалась карьера, что пришлось заниматься галотерапией. Я сначала тоже сомневалась в эффективности этого метода. Но те врачи, которые направляли пациентов на процедуру галотерапии, увидели положительный эффект и продолжили использовать данный метод. Те же, которые не хотят ни видеть, ни слышать, они и физиотерапию не назначают. Дают направление, когда больной сам просит. Существует некоторое пренебрежительное отношение к лечению методами физиотерапии. Именно поэтому, когда больные приходят в поликлинику и спрашивают доктора о посещении галокамеры, врачи говорят о бесполезной трате денег. Здесь, конечно, должна быть поддержка врача.

Но многие специалисты интересуются галотерапией, изучают и применяют на практике. В стране собираются конгрессы, проходят семинары и конференции, на тему галотерапии написаны несколько диссертаций. Однако есть и те, кто ничего не знает о галотерапии, такое проявление невежества в профессии.

И потом, в нашей медицине сейчас существуют стандарты лечения по каждому заболеванию и, как правило, немедикаментозные методы туда практически не входят, потому что разрабатываются эти стандарты в союзе с фармакоиндустрией.

Здесь важно объяснять, чтобы этот метод был востребован пациентом. Но в России принято, если у человека есть заболевание, то он должен посоветоваться с врачом. Хотя многие ходят и без рекомендаций специалиста. Но официально мы не имеем права говорить, что не нужна консультация врача. Ведь существуют показания и противопоказания. Мы знаем, когда применение этого метода для лечения того или иного заболевания будет эффективно, а когда человеку нечего делать на этой процедуре. Метод же не охватывает всё.

Я со своей стороны, поскольку занималась этим вопросом на протяжении многих лет с различными группами пациентов, знаю, что этот метод очень хорошо работает. И когда читаю лекции на курсах усовершенствования врачей в Москве в «Центральной государственной медицинской академии» о методе, о действующем факторе, это вызывает большой интерес. Но эти врачи – физиотерапевты. Они уже заточены на это.

Между пациентом и физиотерапевтом стоит лечащий врач. У нас физиотерапевт не может быть лечащим врачом. Хотя сейчас существуют физиотерапевтические отделения, которые работают самостоятельно. Но опять-таки, все равно там сидят врачи: кардиолог, пульмонолог или отоларинголог, которые должны направить к физиотерапевту.

Многие пациенты принимают лекарства, и они должны советоваться с лечащим врачом. Но физиотерапевт не имеет права назначить или отменить медикамент, он может дать направление на лечение определенным методом физиотерапии. Получается, что пациент может просто не попасть на прием к физиотерапевту.

— А может ли на это влиять тот момент, что многие врачи знают о ряде заведений, где просто стены из соли?

— Да, и многие врачи не вникают, не пытаются разобраться, какая эта комната, какое оборудование, в чем особенности процедуры…

Это очень эффективный метод. И мне всегда бывает обидно, когда пренебрежительно высказываются о методе галотерапии.

— Они скорее поверят, если у них в медицинском центре, клинике есть соляная комната?

— Если в медицинском учреждении есть соляная комната, как правило, лечащие врачи туда направляют. Я много лет проработала в клинической больнице ЦМСЧ № 122 (прим. Клиническая больница № 122 им. Л. Г. Соколова ФМБА России, Санкт-Петербург), где есть галокамера. Там проводилась большая научная работа. Но даже там далеко не все врачи направляют пациентов на галотерапию. И врач, который несет ответственность за эту галокамеру, вынуждена была ходить и уговаривать коллег, напоминать, читать лекции. Хотя пациенты, которые начинают посещать галокамеру, чувствуют, что им помогает.

В какой-то степени это релаксация, отдых. У нас даже у школьников, которые проходили галотерапию, объективно улучшились показатели психоэмоционального состояния. А ведь ребенка не обманешь, голову не заморочишь. Дети разгружаются психоэмоционально, плюс дышат аэрозолем.

Это очень эффективный метод. И мне всегда бывает обидно, когда пренебрежительно высказываются о методе галотерапии.

— Получается, такая методика для неленивых и думающих как пациентов, так и врачей? То есть нужно разбираться, следить, выдерживать курс…

— Да, это не таблетка, которую сейчас принял, и головная боль тут же прошла. Здесь идет кумулятивное действие, которое накапливается в течение цикла процедур, меняется состояние. Оно требует терпения и от пациента, и от врача. Само слово пациент – patiens — терпящий. Но хотелось бы, чтобы и врачи помогали, побуждали пациента к работе над собой, к борьбе за свое здоровье, а не только таблетки прописывали принимать или пользоваться ингалятором. К счастью, есть такие врачи.

— Алина Вячеславовна, обязательна ли консультация лечащего врача для прохождения курса галотерапии?

Читайте также:  Зачем стены галокамеры покрывают солью?

— Метод галотерапии является и лечебно-оздоровительным, и профилактическим. Если человек все-таки имеет хроническое заболевание, то здесь обязательна консультация врача. Врач должен определить «дозировку» процедуры, исходя из диагноза пациента. Некоторые коммерческие медицинские центры устанавливают среднее значение концентрации аэрозоля, потому что им сложно формировать группы больных. Конечно, когда это лечебное учреждение, то мы стараемся формировать группы. Например, с утра идут астматики, в обед пойдут бронхитчики, а к вечеру пойдут с лор- или с кожными патологиями, где нужны большие концентрации. Можно, конечно, работать на средних величинах, но эффективность лечения будет меньше.

Если речь идет о респираторной гигиене или оздоровлении, то галотерапию могут получать практически все здоровые люди. Этот метод очень хорош для профилактики. Если пройти определенное число процедур, то у человека в 3 раза меньше риск заболеть ОРВИ или гриппом. И это подтверждено нашими исследованиями. Но это человек здоровый, ему не надо идти к врачу, он два раза в неделю походил на процедуру, подышал в течение месяца или двух. И все, ему достаточно.

Или, например, курильщики. Очень хороший очищающий эффект. Галотерапия помогает избавиться от курения. Есть курильщики, которым даже врачи уже не советуют бросать курить, потому что у них усиливается кашель, сильно нарушены функции легких, и в этом случае табачный дым способствует отхождению мокроты. Антитабачные циклы помогают бросить курить. Метод оздоравливает у курильщиков бронхи. Если человек курит и хотя бы два раза в год ходит на циклы сеансов галотерапии, это будет способствовать тому, что он не приобретет сильной обструкции бронхов.

Если человек хочет пройти профилактические или оздоровительные процедуры галотерапии, он может делать это самостоятельно, без консультации врача. Например, мама может водить ребенка в соляную комнату, чтобы у него был меньший риск заболеть.

Вообще, направление можно получить у любого врача. В лечебных учреждениях сейчас галокамеры привязаны к физиотерапии. Если сам метод родился в лоне пульмонологии, то сейчас он окончательно стал методом физиотерапии. И поэтому почти все физиотерапевтические отделения владеют галокамерой.

— Продолжаются ли сейчас научные медицинские исследования этой методики? Если да, то кто их проводит? В нашей стране или заграницей?

— Развитие и изучение этого метода продолжается, проводятся научные исследования. Нами осуществлено было несколько научных проектов, например, проект «Бронхиальная астма», по профессиональному бронхиту (профпатология). Многие проекты уже завершены, и они используются как рутинный метод. Продолжают работу детские проекты, которыми занимаются педиатры совместно с физиотерапевтами. Как правило, эта деятельность осуществляется в содружестве с каким-нибудь лечебным учреждением. В настоящее время продумываем несколько новых проектов, там, где нам не хватает данных. Врачи-отоларингологи продолжают научную деятельность в этом вопросе, в том числе в диссертационных исследованиях. Можно сказать, что наука не стоит на месте.

На Западе классическая медицина этим вопросом не занимается вообще. Все научные изыскания проходят в рамках альтернативной (комплементарной) медицины, то есть дополнительной.

Есть положительный опыт совместного проекта с польскими коллегами. Работали в том месте, где впервые были обнаружены соляные пещеры в Величке. Он проходил в рамках классической медицины. Но у них это направление называется бальнеология. В Польше физиотерапевты не являются врачами, в отличие от бальнеологов.

В одной из польских клиник удалось убедить руководство поставить наше оборудование. Начались исследования, и они сами убедились, что метод управляемой галотерапии работает. Но, несмотря на это, там встречается много соляных комнат без применения аэрозоля, где только стены из соли. Хотя информации на эту тему сейчас появилось много.

Осенью 2015 года я была в Польше на конгрессе, где посетила один санаторий. Там предложили посмотреть соляную комнату, где только стены из соли, а аэрозоль не применяется. Это не галотерапия. И здесь кроется опасность: когда нет аэрозоля, больные, особенно которые кашляют, обмениваются инфекцией, потому что очищения воздуха солевым аэрозолем не происходит.

Подавляющее большинство работ прошло через меня, через респираторный центр, который много лет функционировал на базе клинической больницы, через москвичей, с которыми я сотрудничаю, через различные учреждения. Но меня радует, когда появляются новые работы по галотерапии, и даже диссертации. Пусть их и не так много, как хотелось бы.

— Как галотерапия помогает в решении проблем косметологии?

— Кожа – это своего рода орган, который занимается выведением из организма отработанных веществ. Она дышит, обладает собственной микрофлорой. Галотерапия действует как противовоспалительный фактор: снимает воспаление, красноту. Хорошо помогает в лечении угревой сыпи, при нейродермитах. Хотя нейродермит имеет аллергическое происхождение, но там еще большая взаимосвязь с психоэмоциональной сферой. Поэтому галотерапия является хорошим подспорьем. Частички соли оседают на кожу, поэтому мы советуем пациентам максимально обнажаться, чтобы было больше открытых участков тела, куда мог бы оседать аэрозоль. На коже сухой аэрозоль взаимодействует с клетками и микрофлорой.

— Здесь также проводились научные исследования?

— Да, есть у нас исследования, правда, их не очень много. Потому что дерматологи, косметологи не очень хотят этим заниматься, им невыгодно. Сейчас некоторые косметологические центры стали покупать аппараты для галотерапии, и то потому, что эта процедура вошла в моду. В косметологии масса препаратов, что затрудняет продвижение метода галотерапии. Однако в Санкт-Петербурге и других городах России уже есть спа-центры, которые имеют свои соляные комнаты. И туда обращаются пациенты, посещают процедуры, и им нравится. Это приносит деньги и окупается. Этим надо заниматься: рекламировать, рассказывать, вести разъяснительную работу.

Спелеотерапия – лечение в пещерах. Иногда происходит путаница, и некоторые наземные помещения, где есть соляные стены, называют спелеокамерами. Это неправильно. «Спелео» – это пещера по-гречески.

— В чем разница между лечением в естественной соляной пещере и искусственной галокамере (управляемой галотерапией)?

— Сходства больше чем различий, потому что основной действующий фактор – это сухой солевой аэрозоль хлорида натрия. Мы посылали из института пульмонологии наших пациентов в Солотвино, туда, где была соляная пещера, сейчас это Западная Украина. Когда пациенты возвращались, мы видели положительный эффект. Потом мы ездили туда сами, проводили различные научные мероприятия. Но лечение там отличается тем, что требуется постепенная адаптация, так как помещения находятся под землей. Пациентов на лифте спускают в соляную шахту на глубину порядка 300 метров. Процедура занимает определенное количество времени. Усилий требуется, конечно, гораздо больше. Метод сам по себе эффективный, но эксклюзивный, потому что таких приспособленных пещер очень мало.

В пещерах пациенты могут делать заходы дневные или ночные по 12 часов. На сутки там не остаются. В Польше, в той же «Величке», которая функционирует до сих пор под землей, в большей степени амбулаторный тип. Там процедуру совмещают с упражнениями, дыхательной гимнастикой. В Солотвино аллергологическая больница находилась непосредственно над пещерой. Безусловно, в каждой соляной пещере существует своя специфика.

Основное отличие в том, что это более трудоемкое, более длительное и эксклюзивное лечение, требующее адаптации пациента, имеющее больше противопоказаний. Например, спуск под землю не рекомендуют пациентам, у которых проблемы с пазухами или при тяжелых формах астмы.

Метод галотерапии наоборот хорошо адаптирован к медицине, он доступен для широкого круга пациентов.

Спелеотерапия – лечение в пещерах. Иногда происходит путаница, и некоторые наземные помещения, где есть соляные стены, называют спелеокамерами. Это неправильно. «Спелео» – это пещера по-гречески.

— Наши граждане и врачи обращаются к иностранным методам, технологиям, методикам. К сожалению, мы доверяем чаще иностранным, чем своим методам лечения и профилактики. Как обстоят дела с этим с галотерапией?

— На российском фармацевтическом рынке много импортных лекарств, поэтому пациенты склоны доверять привозному. Хотя на самом деле наши традиции физиотерапии очень сильные. И те зарубежные врачи, кто побывал в России, общался с нашими специалистами, был на конгрессах, признают, что в нашей стране сильно развито это направление — санаторно-курортное лечение. Сейчас, к сожалению, в этой области много проблем. Зачем ехать в санаторий, чтобы принимать таблетки? Там нужно что-то природное применять, как раз это очень целесообразно. И как раз галотерапия родилась в России, в Санкт-Петербурге. Этот термин был придуман именно здесь, от греческого слова «hals» – соль. Я считаю, что мы вправе гордиться этим методом. И те, кто применяет его заграницей, признают, что наши аппараты лучшие. Существует масса разработок, но галотерапия – это именно российская методика, которая родилась в нашей стране и получает здесь наибольшее развитие.

Совместно с галотерапией возможно применение арома-, фитотерапии.

Нас иногда упрекают, что физиотерапия бездоказательна. Тут очень сложно провести исследования с плацебо-контролем. При клинических испытаниях лекарственных препаратов пациентам можно дать пустышку и дать таблетку, выделить группы и сравнить результаты эксперимента, а после доказать, в какой группе лекарство действует более эффективно. А попробуй то же самое проделать с галотерапией? Но мы все-таки проводили, в частности, с поляками исследования, когда часть больных просто сидела в соляной комнате без включения аппарата. Но таких исследований немного. Однако метод галотерапии заграницей стали видеть и слышать.

— Есть ли целебный эффект от использования в помещениях соляных ламп из гималайской соли?

— Никакого лечебного эффекта лампа из гималайской соли не дает. Просто декоративный элемент. Это миф. Люди покупаются на это. Кто-то на ночном столике ставит. Верят во что-то. Возможно, у кого-то работает эффект плацебо.

— Но, что она антибактериальная, и на ней не собираются микробы, это правда?

— Микробы на ней не оседают, конечно, и сама по себе она чистая. Но если в комнате есть пыль, она будет оседать на лампе. Поэтому поддержание чистоты обязательно.

— Обязательно ли перед посещением соляной пещеры замерять температуру тела посетителей, чтобы исключить попадание на сеанс больных в острой фазе заболевания (ОРВИ, ГРИПП и т. п.)?

— Было бы желательно. Потому что человек иногда может находиться в латентной фазе, то есть он и сам еще не очень ощущает, что заболел. А самая заразная фаза – это первая, когда человек еще не кашляет, но он уже выдыхает воздух, в котором есть вирусы. Обычно мы доверяем людям, и в правилах посещения соляных пещер указываем, что с температурой приходить нельзя. И люди не хотят ни себе, ни другому человеку навредить.

— Алина Вячеславовна, с какими методами сочетается галотерапия?

— Со многими методами. Особенно хорошо сочетается с различными упражнениями, например, дыхательными или кинезиотерапией. Это специальные движения, которые хорошо действуют на бронхи, на легкие. Есть определенные группы больных, которым предварительно применяют дренажную гимнастику, чтобы пациент откашлялся перед процедурой.

Также хорошо совмещать процедуру галотерапии с различными видами массажа. Но если это больной человек, пациент, то здесь нужен врач. Потому что только он может объяснить, когда лучше делать массаж: до или после процедуры галотерапии. Здесь могут быть разные показания.

Удачно совместное применение галотерапии с аэроионной терапией, которую в «Аэромед» мы также применяем. И даже есть установки, где есть галогенератор и «Аэровион». Их можно применять одновременно или последовательно. Эти методы имеют разные механизмы действия, но это и нужно. В сочетании они хорошо комплементируются, дополняют друг друга.

Совместно с галотерапией возможно применение арома-, фитотерапии.

Со многими методами аппаратной физиотерапией галотерапия применяется при астме, при бронхите. Но здесь нужна консультация врача, сам пациент этого не определит.

В целом, галотерапия хорошо сочетается с лекарственными методами. Мало того, стоит подчеркнуть, что нельзя прекращать прием лекарств. Если пациент получает базисную терапию при бронхиальной астме, в какой-то момент, почувствовав себя хорошо, он может прекратить принимать лекарства. Но это ему должен посоветовать врач. Тем более что сейчас строгие стандарты в лечении. По ним медикаменты применяют уже даже на самых, к сожалению, начальных фазах заболевания. Когда можно было бы попытаться человека еще подержать без лекарств. Мало того, детям показания к применению лекарственных средств еще более широкие, чем взрослым. Метод галотерапии способствует снижению дозы медикаментов.


Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

 

Читайте также

© Соляные пещеры России, 2017
Файл сгенерирован на ресурсе galoportal.ru со страницы:
https://galoportal.ru/poleznoe/stati/intervyu-s-a-v-chervinskoy/